Императорское балетное училище

О том, что русские никогда не были равнодушны к танцам, свидетельствуют фрески, воспроизводящие пляски, на стенах Софийского собора в Киеве, относящиеся ещё к 11 веку, а также Киево-Печёрской лавры. Православная церковь всегда решительно осуждала танцы, но, несмотря на её грозное сопротивление, продолжавшееся столетиями, любовь к танцам крепла как среди простолюдинов, так и придворной знати.

В 17 веке, на торжествах в честь собственной свадьбы, второй правитель из рода Романовых – Алексей Михайлович впервые представил на суд варварской, полувосточной России такое искусство, как балет. Он же был первым, кто организовал постоянно действующий балетный театр, привлёк иностранных мастеров балета, однако вскоре на Руси появились и свои выдающиеся танцовщики. После Алексея Михайловича многие его последователи – приверженцы балета – продолжали поддерживать классический танец.

Пётр Великий проявил интерес к балету, лично ставя спектакли и исполняя в них ответственные партии, обязав, правда, специальным указом приближённых ко двору следовать его примеру. Пришлось, однако, прибегнуть к помощи пленников – шведских офицеров, дабы обучить знать замысловатым па. Серьёзный шаг, в результате которого в России зародилась профессиональная школа классического танца, сделала в 1735 году царица Анна Иоанновна по нижайшей просьбе Кристиана Веллмана, преподавателя гимнастики Императорской кадетской академии Императорской кадетской академии. Ему было разрешено отобрать двенадцать мальчиков и девочек из бедных семей и готовить из них танцовщиков. Царица осталась настолько довольна результатами, что приняла на государственный счёт все расходы по содержанию нового учебного заведения и отдала ему один из своих дворцов. Первым директором школы был французский балетмейстер Ланде. Этот опыт явился робким началом будущего прославленного Балетного училища.

Особую роль в развитии культуры, в том числе и искусства балета, огромной Российской империи сыграла Екатерина І І. В 1779 году она организовала школу классического танца по образцу Кадетской академии, из которой впоследствии был сформирован Пажеский корпус. Во времена правления Екатерины появились и первые каменные театры, открытые для широкой публики.

Павел І объединил Императорскую школу балета со Смольным институтом – самым престижным учебным заведением России. В 1801 году в страну был приглашён знаменитый французский балетмейстер Шарль Луи Дидло, по право могущий считаться отцом русского балета. Именно Дидло подчёркивал важность наличия в танцовщике образования, а также драматического таланта: «Настоящий танцовщик должен быть хорошим актёром и поэтом в душе». Благодаря строгому, фанатично преданному делу Дидло школа танцев выпустила выдающихся хореографов. Балет в целом занял прочные позиции в русском искусстве.

В течение двадцати восьми лет Дидло, фаворит двора, возглавлял Императорскую школу; пригласил иностранных балерин и танцовщиков в Мариинский театр, познакомив Петербург с искусством европейских знаменитостей. Его последователи всячески старались поддерживать начинание великого балетмейстера, и десять лет спустя место Дидло занял французский танцовщик Мариус Петипа, чей изобретательный гений оставался неисчерпаем на протяжении шести десятилетий. За это время Петипа сочинил более шестидесяти балетов, аранжировал семнадцать и дополнил балетными сценами тридцать семь опер! Он не только создал богатый репертуар Маринки, но и развил и расширил словарь танца бесчисленными новыми па.

Легенды ходившие об императорской школе балета, зачастую основывались на правде. Исключительность учебного заведения, его тесный контакт с двором создавали вокруг него определённый ореол. Воспитанники пажеского корпуса так же, как и Балетного училища, являлись частью царского окружения и принадлежали к привилегированному миру.

В этой престижной школе искусства в течение восьми лет учеников обучали лучшие мастера. Здесь существовала железная дисциплина, нарушать которую не дозволялось никому, а главой училища был директор Императорских театров. С момента, когда ребёнка принимали в балетную школу, родители фактически теряли на него права – ученики формально усыновлялись императором. Строгая комиссия, состоящая из врачей и балетмейстеров, решала, кто из детей может быть взят на двухлетний испытательный срок. Эти два года они ещё жили дома, но школа обеспечивала их всем необходимым. Обычно заявления подавали несколько сотен, а принимались от шести до десяти человек. Если соискатели проявляли одарённость, то зачислялись в училище и по завершении учёбы автоматически становились артистами балета Мариинского театра.

Размещалась императорская школа балета во дворце, выстроенном в стиле раннего барокко – между Невским проспектом и Фонтанкой, на Театральной улице, в центре самого фешенебельного района Санкт-Петербурга.

При школе имелись: собственная часовня с хорошим хором, в ней в воскресные дни и в праздники устраивалось богослужение; больница с врачами и сёстрами, в которой каждую субботу дети проходили медицинский осмотр; свой театр, где ежегодный экзамен. Спальня была огромной – в ней хватило бы места и для сорока, а не для двадцати пяти кроватей. Всем ученикам полагались нумерованные уголки с личными иконами. По пятницам воспитанники посещали баню, а специальный врач-ортопед следил за их ногами, к которым в школе относились с религиозным поклонением. Школа классического танца.